Найти
Новости

Новости общества

00:33 8.08.2012

Воронежский суд над Pussy Riot

Воронежский суд над Pussy Riot

Воронеж, 8.08.2012 - Тема Воронеж.

Пока в столице продолжается затянувшийся концерт Pussy Riot, воронежский журналист Виктор Лиходзиевский предлагает свою версию финала.

«ТемаВоронеж», не всегда разделяя мнение автора, полностью солидарна с эксклюзивным вариантом концовки и предлагает читателям, после ознакомления с нижеприведенным материалом, отпустить в небо воздушные шары. И вместе с нашим информагентством больше никогда не касаться этой затянувшейся темы.

Итак, Виктор Лиходзиевский…

 

То, что совершили «пуси», - это зло дебильное. Суд над ними и грозящее им наказание – дебильное зло. Их защитники – овцы заблудшие, нападающие на них – пастыри слепые (или наоборот?).

И не обессудьте, если отныне под темами о пуси буду писать «идиотизм» и больше ничего. Надо исполнять собственный приговор.

Выношу приговор

- Это Катя, Катя, Екатерина, - кричит по мобильному кому-то девушка в маршрутке. «Екатерина Самуцевич», - само собой всплывает у меня в мозгу. Какая Самуцевич? Откуда взялась эта фамилия? Через минуту вспоминаю - так же зовут одну из участниц «пуси», которых судят в Хамовническом и вестями об этом просто кишит медиа-пространство. Вот и вбилась в голову.

Ну, хватит. Перебор. Надо покончить с этим «Пусирайтом». И чтобы закрыть тему прямо здесь и сейчас я пойду на крайнюю меру: вынесу им приговор. Пристрастный и справедливый. Имею полное право. Отчего то, что можно судье Сыровой и ещё тысячам других, чьи голоса давно перекричали судейский, было бы запретно мне?

Пристрастие моё к этому делу заключается в присутствии отсутствия какой-либо эмпатии. Говорят, «девочки страдают за решеткой». А за что? Сколько ни пытался по-христиански проникнуться к ним сочувствием – не вышло. Их манифест - нечто абсолютно мне не близкое.

Есть вещи, которые нас трогают, а есть, которые абсолютно никак не задевают (пока разговор о них не начинают навязывать из каждого утюга, как в случае с «пуси»). Согласитесь, хорошо бы разъяснить и те, и другие вещи.

Например, как могут не трогать истории о детях? Они пропадают, подвергаются нападению, проваливаются под асфальт – это всегда отзывается тупой болью.

Да, дети - крайний пример. Но эта тема стоит для меня (как, думаю, и для многих) особняком. Это одновременно и новость с ленты новостей, и нечто личное, напоминающее, что наш мир лежит во зле.

А ещё люди вокруг страдают от непонимания и от нелюбви, от «услуг» ЖКХ и мусорной грязи, от хамства в стихийно сложившихся коллективах маршрутки или магазина. Ещё крадут, обманывают, не держат слова. И всегда сопереживание (или хотя бы его тень) у меня присутствует - и к тем, кто страдает, и даже к тем, кто страдание причиняет, когда наказание их настигает.

А в случае «пуси» нет и тени. Что-то похабно выспренное и чужеродное видится в их действиях: хоть до визита в храм (в зоомузее и т. д.), хоть - после него. Не то, чтобы они хуже. Они – с другой планеты. Попробуйте посочувствовать инопланетянину, его страданию.

Да и есть ли страдание у «пуси»? Женщины получили и продолжают получать колоссальную, ничем не заслуженную славу. И явно тащатся от этого факта. Я уже замечал, что Н. Толокно от заседания к заседанию красивеет на глазах. Ведь это её звездный долгоиграющий час. И она «наслаждается», как сама признавалась корреспондентам. А вот сотоварищ по арт-деятельности дает в соцсетях интересный комментарий: «Надя очень хочет иметь галочку в биографии: «состояла в радикальной арт-группе, членов которой сгноили тюрьме, но выжила». Надя людей от вещей не отличает, а это серьезно. Им дороже интервью в «Коммерсанте», где их упоминают, нежели другой активист...»

Будь это не так, обожаемые некоторыми «девочки» нашли бы возможность отмежеваться хотя бы от картинок, где им рисуют нимбы, как святым.

А на самом деле (как выносящий приговор, я же имею право на такую вводную) вот как это все надо именовать. То, что совершили «пуси», - это зло дебильное. Суд над ними и грозящее им наказание – дебильное зло. Их защитники – овцы заблудшие, нападающие на них – пастыри слепые (или наоборот?).

Серьезный вывод из этой истории предложил Рамзан Ахмадович Кадыров. И пусть позже он отмежевался от своего твитта, правоты суждения это не отменяет. Суду РФ тут нечего рассматривать. Много здесь очень личного, ещё больше чего-то поднявшегося из самых темных глубин закарпатских скотомогильников.

История с «пуси» ставит вопрос ребром, что в России требуются разные суды. Один – тот, что гражданский, правовой, административный. И совсем другой, отличный от первого. Скажем, социально-религиозный. Он бы решал вопросы иррационального порядка, все более актуальные для нового средневековья. Как старые - сколько демонов уместится на кончике иглы после её нанообработки, так и новые – что такое Киркоров и как относиться к «Дому-2» и «Большой стирке»? Или вот, что делать с «пусями».

И по этому суду самым страшным наказанием для Нади, Кати и Маши было бы… отпустить их на все четыре стороны и забыть о них. Не то, что на семь лет, ну, хотя бы – на семь месяцев.

Продолжение данной темы объявляется идиотизмом и безвкусицей.

 

ИА «Тема Воронеж». При использовании материала гиперссылка обязательна.

 

Рубрика: Общество
Читайте нас в соцсетях:
Заметили ошибку в тексте? Выделите ошибку и нажмите ctrl+enter
R - информация размещена на правах рекламы. Ответственность за информацию несет рекламодатель

Хотите быть в курсе всех событий Воронежской области?

Начинайте работу, узнав свежие новости в числе первых: добавьте сайт Тема Воронеж в закладки и следите за разделом Новости Воронежа и Воронежской области

^